Время в Санкт-Петербурге

Когда наступает суббота

Прелюдия соль минор (соч.23 №5)

 

Прелюдия №5 представляет собой величественный марш с красивейшим певучим трио. Она была создана в год завершения Второго фортепианного концерта (1901 г.) и, несомненно, родственна финалу Концерта бьющей через край энергией.

З. А. Прибыткова пишет: «Мне всегда бывало жутко от исполнения Рахманиновым этой прелюдии. Начинал он тихо, угрожающе тихо… Потом "крещендо" нарастало с такой чудовищной силой, что казалось – лавина грозных звуков обрушивалась на вас с мощью и гневом… Как прорвавшаяся плотина».

О процессе создания фортепианных произведений композитор отзывался так: «…Я нередко убеждался, что короткая фортепианная пьеса причиняла мне всегда гораздо больше мук и ставила передо мной больше проблем, чем симфония или концерт. Когда пишешь для оркестра, само разнообразие инструментальных красок как-то подводит к различным мыслям и эффектам. Когда же я пишу маленькую фортепианную пьесу, я целиком во власти своей тематической идеи, которая должна быть представлена сжато и без отступлений… В конце концов, сказать то, что вы имеете сказать, и сказать это кратко, ясно, немногословно – вот самая трудная задача, стоящая перед художником».

Рахманинов завершил прелюдию № 5 в 1901 году. Остальные прелюдии были завершены после женитьбы Рахманинова на его двоюродной сестре Наталье Сатине: премьера № 1, 4 и 10 состоялась в Москве 10 февраля 1903 года, а остальные семь были завершены вскоре после этого. 1900–1903 годы были трудными для Рахманинова, и его мотивация для написания прелюдий была преимущественно финансовой. Рахманинов сочинил произведения в отеле «Америка», материально зависимом от своего двоюродного брата Александра Силоти , которому посвящены прелюдии.

«Десять прелюдий» Рахманинова отказываются от традиционной формы короткой прелюдии, разработанной такими композиторами, как Бах , Скрябин и Шопен . В отличие от набора Шопена , некоторые музыкальные фрагменты на полстраницы, Десять прелюдий Рахманинова длятся по несколько минут каждая, расширяясь до сложных полифонических форм с музыкально независимыми частями. Возможно, эти произведения представляют собой кульминацию романтической идиомы. Набор отражает опыт Рахманинова как пианиста- виртуоза и мастера-композитора, проверяя «... технические, тональные, гармонические, ритмические, лирические и ударные возможности фортепиано».

Популярный Прелюдия C ? минор, соч. 3, No. 2, возможно, несправедливо затмевает соч. 23 прелюдии. Рахманинов заметил: «... Я думаю, что прелюдии соч. 23 - намного лучшая музыка, чем моя первая прелюдия, но публика не выказывала склонности разделять мою веру ...» Композитор никогда не играл все прелюдии в своей книге. за один присест, предпочитая циклически перебирать свои любимые композиции. Тем не менее, некоторые характеристики произведения, такие как повторяемость ступенчатого движения , общие аккорды между смежными прелюдиями и заканчивание отношений между первой и последней прелюдиями (обе отмечены как Ларго , причем последняя в параллельном мажоре первой) предполагает, что произведения можно было воспроизвести как набор. Вместе с соч. 32 и соч. 3, Прелюдии Рахманинова представляют все двадцать четыре мажорных и минорных тональности.

С точки зрения исполнения, десять соч. 23 прелюдии различаются по сложности. №№ 1, 4, 5 и 10, вероятно, доступны пианистам «продвинутого и среднего уровня», в то время как выносливость и ловкость требуются для пианистов «продвинутого и среднего уровня». 2, 3, 6, 7, 8 и, прежде всего, 9, требуют более высоких навыков. Тем не менее, даже «легкие» прелюдии представляют собой тонкие проблемы интерпретации в контрапункте , динамическом контроле и времени, делая истинное мастерство пьес недоступным для всех, кроме тех, кто обладает виртуозными навыками.







  
Подробнее
  • 100
[/banner_header]